Главная arrow Статьи и интервью arrow Деми Мур: Даже дочери отвернулись от меня… мне страшно!»

Деми Мур: Даже дочери отвернулись от меня… мне страшно!»

Скоро год, как Деми Мур рассталась с Эштоном Катчером, и пропасть отчаяния, в которую погружается актриса, увы, с каждым месяцем становится все глубже. Дочери уверены: если Деми не возьмет себя в руки прямо сейчас, очень скоро может быть поздно…

Ее самолюбию нанесен жесточайший удар. Любая женщина почувствует себя глубоко униженной, если муж предпочтет ей молоденькую красотку. Но в случае с Деми это публичное оскорбление означает даже больше, чем разбитое сердце. Весь ее имидж годами строился вокруг несокрушимой, смелой сексуальности, неувядаемой молодости и безупречных внешних данных. И что теперь?

Еще в 18 лет, снявшись в эротической фотосессии для популярного журнала, Деми поняла, что именно сексуальная привлекательность — ее ключ к успеху. Можно сказать, что та фотосессия и ее успех стали первыми радостными событиями в жизни Деми. Она родилась, когда ее матери Вирджинии было всего 18 лет. Отец бросил их, когда Деми было всего два месяца. Мать вскоре снова вышла замуж, но и этот союз не стал счастливым. Отчим бил мать, они оба много пили, а в 15 лет Деми узнала, кто ее настоящий отец, — но это знание не принесло ей ничего хорошего. Папаша оказался наркоманом со стажем. К 1980 году все попытки отчима разбогатеть (с этой целью он без конца колесил по Америке, а Деми пришлось сменить более тридцати школ) не увенчались успехом, и он покончил жизнь самоубийством. Вирджиния страдала тяжелой формой алкоголизма, умственным расстройством и тоже неоднократно пыталась покончить с собой. При этом прожила она довольно долго, ее свела в могилу только опухоль мозга в 1998 году — как раз в тот год, когда развалился второй брак Деми, с любимцем публики Брюсом Уиллисом. Отношения с матерью всегда были непростые. Деми не могла простить ей не только свое кошмарное детство, но и поздние специфические выходки. Например, когда пожилая Вирджиния снялась полуголой для одного сомнительного издания. Причем сделала это после появления знаменитой, можно сказать, революционной для пуританской Америки обложки с обнаженной и глубоко беременной Деми. «Если моя дочь может раздеться для публики, значит, могу и я» — именно так была подписана та фотография Вирджинии. Помирилась с матерью Деми лишь незадолго до ее смерти…

А ВЕДЬ БРЮС ПРЕДУПРЕЖДАЛ!

Неудивительно, что, недополучив родительского тепла в детстве, актриса испытывала огромную, почти болезненную потребность в любви. Вот и выскочила в 17 лет замуж за рокера Фредди Мура, который был на 12 лет ее старше и бросил ради нее жену. Фредди, казалось, понимал юную Деми и готов был окружить ее любовью и вниманием, в которых она так остро нуждалась. Но хватило его только на четыре года. «Она всякий раз заставляла меня чувствовать, что, если я хоть на секунду перестану ее любить, она убьет себя. Деми постоянно находилась во власти необузданной ревности и чувства незащищенности, опасности, страха», — признался однажды Фредди. В итоге он ушел к другой женщине. А Деми пустилась во все тяжкие, вступив в знаменитую голливудскую «банду» 80-х, где заводилами были молодые актеры Роб Лоу и Эмилио Эстевес, прославившиеся не столько ролями в кино, сколько сексуальными скандалами и пристрастием к алкоголю и наркотикам.

Ее карьера тем временем развивалась хоть и быстро, но в довольно рискованном направлении. Все началось с роли в фильме Стэнли Донена «Во всем виноват Рио», где Мур снималась вместе с Майклом Кэйном. В этой картине она впервые обнажила свою грудь, что и обеспечило ей в дальнейшем роли, на которые решались далеко не все голливудские звезды. Чем кончилось бы дело — неизвестно, но статус Деми в Голливуде неожиданно и счастливо сменился: в 1987 году она вышла замуж за Брюса Уиллиса. На долгих 12 лет Брюс стал якорем для вечно мятущейся Деми. Она рожала детей, наслаждалась славой, богатством и открывшимися перед ней фантастическими возможностями. Она даже стала первой из актрис, получивших гонорар больше 10 миллионов долларов. В этот же период Деми заслужила репутацию крайне заносчивой дивы, постоянно морочащей голову студийным боссам своими непомерными требованиями, например, прислать за ней два самолета, один — для семьи, другой... для ее багажа! Казалось, в ее жизни все окончательно и бесповоротно наладилось лучше некуда и душевные раны давно затянулись и зажили.

Увы, после провала фильма «Стриптиз» Мур все реже стали предлагать главные роли, а развод с Брюсом Уиллисом дополнил поражение. Деми практически исчезла из Голливуда на несколько лет, превратившись в «отчаянную домохозяйку» и посвятив себя воспитанию дочерей на ранчо в Айдахо. Но девочки росли, и вскоре она поняла — если сама о себе не позаботится, никто не примчится возвращать ее в список звезд категории «А». Деми принялась маниакально работать над собой — с неутомимостью олимпийской чемпионки выстраивала заново свой образ секс-символа, желанной, прекрасной женщины, не подвластной возрасту. По подсчетам дотошных журналистов, на восстановление красоты была потрачена весьма внушительная сумма в 400 тысяч долларов. Пластические операции, персональный тренер, врач-диетолог, тренировки до изнеможения — и зрители в результате были потрясены сногсшибательным видом Деми Мур в бикини в фильме «Ангелы Чарли: Полный вперед». Это был триумф: роль, хоть и небольшая, вернула актрисе былой имидж. Но, кажется, Деми заигралась… Она словно вообще отказалась от собственного возраста, принявшись крутить романы с весьма молодыми мужчинами: инструктором по карате Оливером Уиткомбом, Оуэном Уилсоном, менеджером и партнером Мадонны по бизнесу Гаем Осери, Тоби Магуайром и Колином Фарреллом (ему тогда было всего 26 лет). Поговаривали, что это для Деми такой пиар-ход. Отношения с молодым актером Эштоном Катчером тоже поначалу объясняли ее желанием в очередной раз попасть на обложки. Но, к удивлению многих, в 2005 году Катчер и Мур поженились. На свадьбе присутствовал бывший муж Брюс Уиллис, с которым Деми умудрилась сохранить хорошие отношения. Брюс неплохо подыгрывал ей и некоторое время развлекал публику своими весьма частыми появлениями в компании бывшей жены, ее нынешнего молодого супруга и своих дочерей, которые воспринимали Катчера скорее как приятеля, чем как отчима. И продолжалось все это целых семь лет.

Но, к сожалению, разница в возрасте в 16 лет все-таки сыграла свою роковую роль. Последний год перед разрывом Деми и Эштон изо всех сил пытались сохранить хорошую мину при плохой игре. Они без конца выясняли отношения. Пробовали решить проблему, записавшись на сеансы терапии, да не простые, а каббалистические (к этому учению в свое время Деми приобщила Мадонна), но Катчер, похоже, никогда особо не верил в каббалу, лишь притворялся, чтобы угодить жене. Он всегда говорил, что хочет детей, в отличие от Деми — ей совсем не с руки было рисковать своей фигурой и здоровьем. Она предлагала супругу вариант с усыновлением, категорически им отвергнутый. Эштону удалось настоять на своем. И какое-то время пара интриговала публику бодрыми уверениями, что ребенок — это лишь вопрос времени. Несколько попыток супругов завести общего ребенка закончились трагически. И тут Катчер по-настоящему осознал то, о чем не пожелал подумать заранее: ему грозит навсегда остаться лишь отчимом взрослых дочерей жены, а о собственных отпрысках забыть. Прошлой осенью система взаимных компромиссов и каббалистических сеансов, кое-как поддерживавшая пошатнувшийся брак, рухнула под тяжестью публичного скандала: Эштона Катчера застукали с 22-летней девицей в Сан-Диего, а другая молодая красотка продала прессе историю о своем сексе с ним. Мур объявила, что подает на развод. Говорят, слабохарактерный супруг давно уже ждал удобного момента, но не хотел становиться инициатором.

С тех пор и началось стремительное падение Деми с пьедестала, который она себе выстроила на зависть многим. Она снова подсела на алкоголь, таблетки и энергетические напитки — вместо еды. И снова все обсуждали, как она выглядит. Только на этот раз выглядела она очень плохо, худела и таяла на глазах, провоцируя слухи о смертельном заболевании. В январе после бурной домашней вечеринки у актрисы начались страшные конвульсии, дочь Румер вызвала «скорую», и Деми в бессознательном состоянии очутилась в больнице. Врачи поставили диагноз «анорексия» и настоятельно посоветовали полечиться в реабилитационной клинике.

Знакомая, проторенная не единожды дорога… Из клиники Деми отправилась на Багамы, ей стало намного лучше, но кризис отнюдь не миновал. Попытки примирения с Катчером чередовались с истерическими призывами к дочерям о помощи и поддержке. Слезные письма, звонки, душераздирающие просьбы уделить ей внимание, злость на Брюса, не пожелавшего утешать ее, — вместо этого бывший муж невозмутимо напомнил, что предостерегал Деми еще в самом начале ее романа с Катчером и настоятельно советовал смотреть в оба. Деми должна понимать: у каждого — своя жизнь. Он, Брюс, женился, родил ребенка и с тех пор располагает временем лишь для общения с дочками — но не с Деми, как бы она ни страдала… С дочками, кстати, тоже полно хлопот. Одну из них недавно арестовала полиция за появление в общественном месте в пьяном виде и с фальшивым удостоверением личности, фото другой в обнаженном виде каким-то образом попали в Интернет и теперь соперничают по популярности с весьма «горячей» фотосессией самой Деми из ее далекого прошлого, которую кто-то разыскал и тоже выложил в Сети.

МАМА, ОПОМНИСЬ!

Между тем Катчер вовсю развлекался, проявлял полное безразличие к судьбе жены, зато продолжал общаться с ее дочерьми, к которым, видите ли, успел душевно привязаться. Кроме того, он еще и активно работал! А вот Деми из-за своего психологического состояния даже сниматься не может и вынуждена отказываться от ролей... Она сходила с ума от обиды, в ответ на это дочери упрекали ее в отсутствии гордости и просили немедленно подписать бумаги, чтобы начать бракоразводный процесс. Ведь Эштон совершенно очевидно и бесспорно крутит роман с Милой Кунис — доказательств тому уже предостаточно! (Парочка долго пользовалась старой как мир голливудской «легендой», что они, мол, всего лишь друзья.) Почему же Деми не подписывает документы? Чего она ждет? Разве что чуда. Похоже, ей просто не хватает былой силы воли поставить точку в отношениях с Катчером…

А недавно Деми вдруг заявила, что хочет усыновить ребенка. Мир ахнул: куда ей в таком состоянии малыш? Да и разве должен ребенок заполнять образовавшуюся с уходом мужчины пустоту в душе стареющей актрисы? Кончилось все тем, что Деми практически перестала общаться со своими собственными детьми. Последний раз ее видели на выпускном мероприятии Таллулы, куда, кстати, дочь умоляла мать не приходить, опасаясь, что та не сумеет сдержать эмоции в присутствии посторонних. Более того, девочки хотели, чтобы вместо Деми пришел Катчер — друг, на которого они совсем не держат зла. После этого выпускного отношения дочерей с матерью окончательно испортились. Вроде бы девочки даже пригрозили обратиться в суд, чтобы их оградили от общества Деми. Жестоко, но, вероятно, их можно понять. Ведь с нынешней Деми иметь дело решительно невозможно! Когда они в попытках отвлечь мать от тоски брали ее куда-то с собой, Деми вела себя… ну, скажем, не совсем правильно. Например, ни с того ни с сего принималась флиртовать с их приятелями — молодыми людьми, годящимися ей в сыновья, и кого-то даже попыталась затащить в постель. И вот последняя глупость: Мур заключила договор с известным издательством на выпуск мемуаров. Разумеется, дочери боятся, что мать, потерявшая от

отчаяния чувство реальности, выставит на всеобщее обозрение не только тайны изменника мужа, но и их собственную жизнь. Девушки устали от бесконечной драмы и роли старших сестер по отношению к собственной матери. Хотят, чтобы она признала: сложившаяся ситуация неподвластна ее воле, Катчера ей не вернуть, и нужно просто перевернуть страницу и жить дальше. Пусть бы снова влюбилась, что ли! Но только в кого-нибудь, подходящего ей по возрасту…

Но она пока не готова запретить себе удовольствие снова и снова наступать на старые грабли. Деми встречается с актером из Австралии, делающим первые карьерные шаги в Голливуде, 37-летним Мартином Хендерсоном. Разве нет других вариантов для умной, богатой (состояние актрисы оценивают в 150 миллионов долларов) и все еще красивой 50-летней женщины? Правда,

о любви, преодолевающей любые препятствия, в том числе и разницу в возрасте, Деми в связи со своим новым романом не заявляет. Мур вообще отказывается комментировать отношения с Мартином, что на нее, прежде весьма откровенную, даже как-то и не похоже. Зато признается, что ходит на сеансы гипноза. Кто знает, может, хотя бы они помогут Деми в тяжелой битве с самой собой?

Информация взята с сайта 7days.ru